купить запчасти камаз в Иркутске. . Защита литых колесных дисков - купить резину на грузовую машину. Шины Aeolus.

Няндома литературная

 

 

Богданов

Панфил Миныч

 

 

Зазарьин

Павел Антонович

 

 

Александров

Александр Валерьевич

 

 

 

 

 

 

 

All right reserved

 

 

 

Дмитрий Алексеевич Ушаков

 

15 сентября 2001 года нашему земляку, поэту и писателю Дмитрию Алексеевичу Ушакову исполнилось 69 лет. Он - автор десяти, а то и более поэтических сборников. В свое время Дмитрий Алексеевич, если мне не изменяет память, возглавлял Архангельскую областную писательскую организацию, заменив на этом посту нашего именитого писателя Федора Александровича Абрамова, заведовал отделом поэзии в журнале "Современник". Был знаком со многими известными поэтами и писателями.

Поэтический голос Дмитрия Ушакова всегда узнаваем, он пропитан колоритом Севера, его культурой и самобытностью.

Вот уже много лет Дмитрий Ушаков с весны и до поздней осени живет на станции Шожма. Там привлекает его пятистенная русская изба, срубленная его дедом Никитой Филипповичем. Там живут герои его стихов и рассказов. Там отдыхает его душа от суетного мира.

Дмитрий Алексеевич много сделал для литераторов Няндомы, и области в целом. На его стихи положены песни, которые поет Северный русский народный хор.

Дмитрий Алексеевич сыграл большую роль в становлении и моей поэтической судьбы.

Однажды, гуляя по вечернему Архангельску, мы неожиданно легко разговорились. Тогда я впервые увидел в нем человека, созданного именно для поэзии, любви и добра. Те мгновения запали в мою душу и спустя какое-то время я почувствовал в себе рождение первой строки, которая вскоре разрослась в первое стихотворение, посвященное Дмитрию Алексеевичу Ушакову.

 

Жил человек и все ему прощалось,
За то, что знал он много добрых слов,
За то, что знал он, что такое жалость,
За то, что видел много чудных снов.
Однажды довелось ему влюбиться,
Его роман был трогательно мил,
Но на царевне он не мог жениться,
Зато он трепетно ее любил.
Характером упрям был, бесшабашен,
Для вольной жизни предназначен был,
Порою он бывал во гневе страшен,
Порою на пределе нервов жил.
Когда же от столицы утомлялся,
Он удалялся в милые края,
Подолгу в тех местах уединялся
Покой и трепетность души храня.
Затем он вновь в столицу возвращался
И там, в своей столичной конуре,
Ночами в чтенье книжек погружался
И размышлял о жизни, о добре...

 

Павел Захарьин

 

Обратная связь |  О проекте |  Карта сайта